Крсто Аврамович: «Я совершенный космополит, атеист, пацифист»

Жизнь непредсказуема и удивительна. Никогда не знаешь, где и с кем можешь столкнуться. Этим летом мы познакомились со многими интересными людьми, но одна встреча останется в нашей памяти надолго…

Пожалуй, самое яркое воспоминание этого лета — это наше потрясающие путешествие на яхте по хорватским островам, организованное компанией Friends’ Travel. Море, солнце, ветер, маленькие, уютные деревушки, добродушные хорваты и наша дружная команда. Кажется, в это время все самое прекрасное сконцентрировалось вокруг нас.

Однако такое путешествие сложно представить без самого главного человека на яхте — без шкипера. И здесь нам повезло вдвойне. Потому что нашим шкипером был Крсто, незаурядная личность с твердой жизненной позицией и удивительной судьбой. Он стал нам другом, в каком-то смысле даже наставником, поразившим нас своими нереальными историями, романтичной натурой и свободным духом.

Крсто, во время нашего путешествия Вы рассказывали нам столько интересных историй, настоящих баек «морского волка», что мы даже не знаем, с чего начать нашу беседу! (смеемся)

Если бы я Вам рассказывал всю свою жизнь, то нам бы не хватило и дня, и из этого рассказа могла бы получиться огромная книга (улыбается).

Я совершенный космополит, атеист, пацифист. Я много путешествовал и путешествую до сих пор.

Мой дедушка по папиной линии из Черногории, родственники по маминой линии из Италии. Одни мои родственники православные, другие – католики. Меня никогда не затрагивала тема религии, хотя я уважаю все конфессии. Но, как я сказал, я атеист. Конечно, я праздную некоторые праздники, например, рождество или пасху, но исключительно, как семейные праздники. Это хорошие поводы собраться всей семьей.

Я не люблю идти на открытые конфликты, я считаю, что всегда все можно решить спокойно и на словах. Каждый раз, когда я чувствую вокруг себя враждебность и негатив, я говорю: «Извините, я занят». И ухожу.

Я действительно не люблю конфликтных людей, которые начинают без причины проявлять агрессию. Нужно быть толерантным, нести положительную энергию и стараться делать людей вокруг себя счастливыми.

Расскажите о себе, как Вы стали шкипером?

Рассказ о себе, я бы начал со времени, когда мне было 15 лет…

Однажды мы вместе с двумя моими подругами поплыли на остров Хвар погулять и развлечься. Девчонки куда-то убежали, а я пошел в кафе выпить чашечку кофе. Вдруг я заметил симпатичную девушку за соседним столиком. Ее звали Мария. Она была старше меня на 3-4 года. Скажу вам, я никогда не был застенчивым молодым человеком , и легко мог познакомиться с девушкой. Я подошел к ней, представился, мы поболтали и через несколько часов… мы стали парой…

Ее отец был менеджером в одном отеле в Хваре. Я попросил ее спросить, нет ли у него места для меня в отеле на все лето. Она побежала спрашивать, а я ждал. Она вернулась только через пару часов и сказала, что место есть. Так я начал работать впервые в жизни, был смотрителем в отеле в ночное время. Я получил невероятный опыт. То лето стало незабываемым для меня. Мне открылся целый мир. Я родом из маленькой деревни. Мои родители образованные люди, но мы никогда не путешествовали…  А здесь я встречал столько людей из разных стран, общался с ними, получал много разной информации, это было очень интересно.

Наш роман с Марией был коротким, но я до сих пор его помню. И я до сих пор поддерживаю отношения с ней.

Что же было после этого незабываемого лета?

Лето в Хваре закончилось, и у меня началась новая жизнь. Я продолжал общаться со многими, с кем познакомился тогда. Мы звонили друг другу, переписывались. Некоторые письма я храню до сих пор.

Когда  мне было 20, у меня появилась идея открыть собственное кафе. Но денег ни у меня, ни у моих родителей не было. Однако, как я сказал, у меня было много друзей и в Хорватии, и по всему миру. Я рассказал им свою идею и попросил  одолжить  мне немного денег на ее реализацию, кто сколько сможет.  Я писал знакомым в другие страны, и все присылали мне деньги. Кто 10 кун, кто 100 кун (куны — хорватская валюта – прим.ред. 1 хорватская куна = 5,8 рублей), кто 100 долларов. И все эти люди доверяли мне. Это было очень важно и ценно для меня.

Так я открыл кафе и оказался самым молодым владельцем кафе в Югославии, обо мне даже написали в одной газете. Но я никогда не умел копить деньги. Каждый вечер вокруг меня собиралось много друзей, и мы устраивали вечеринки до утра, слушали современную музыку, разговаривали. Это было потрясающее время.

Бурная молодость (смеемся). Как же Вы стали шкипером?

Однажды я сидел в кафе и вдруг увидел красивую парусную яхту. И я подумал: было бы здорово купить лодку и устраивать ежедневные прогулки для туристов. При этом я никогда не учился управлять яхтой.

В итоге, я продал кафе и на эти деньги купил тридцатиметровую яхту.  На нее я повесил желтый флаг с надписью: «Sun and Fun» (солнце и веселье – перевод с англ.). Так я назвал свое новое предприятие. У меня всегда была хорошая музыка на яхте, не просто музыка в стиле диско, я любил песни со смыслом. Создавал позитивную атмосферу. Старался сделать свою яхту привлекательной для туристов. И у меня это получалось.

Так я работал 7 лет до тех пор, пока в Югославии не началась гражданская война. И это стало шоком для меня. Не потому что я боялся за собственную жизнь, а потому что, как я сказал, я пацифист, и для меня нет ничего ужаснее, чем когда соседи, друзья, братья, воюют друг с другом.

Я пытался объяснить своим друзьям, что война – это зло. Тогда, мне казалось, что я нашел для себя решение, как бороться с войной. Я начал распространять среди друзей и знакомых книги про войну: Ремарка, Хемингуэйа, Йоханнеса Марио Зиммеля. Таким образом я хотел объяснить ужас и бесполезность войны. И когда я понял, что ничего не изменится, а я не могу жить в таком кошмаре, я решил уехать в Италию…

(Плачет).

Вы даже не представляете, какое это было жуткое время в Югославии. Я был так зол на себя, что ничего не могу сделать, чтобы остановить это. Сегодня у тебя все есть, а завтра тебя могут убить только потому, что у тебя другая религия или другие политические взгляды.

Вы поехали в Италию один?

Один.

Вы не боялись?

Нет. У меня было немного денег. Я быстро выучил язык и познакомился с разными людьми, которые помогали мне первое время. А потом я начал заниматься небольшим бизнесом  —  поставлял продукты в супермаркеты.

В Италии я прожил 10 замечательных лет. Путешествовал по стране.  Там у меня осталось много друзей. Но как только война закончилась, я вернулся на родину – в Хорватию. Опять начал катать туристов на яхте.

Вы сказали, что никогда не учились управлять яхтой, но сейчас вы один из лучших шкиперов в Сплите, как так получилось?

Я никогда не учился в специальной школе для шкиперов. Но я все детство провел у моря. Я видел, как это делают старшие, учился у них, сначала на маленьких лодках, а потом уже на больших яхтах.

Когда я вернулся из Италии, у меня не было ни денег ни работы. Знакомые предложили мне стать шкипером, так как я раньше этим занимался. Я согласился. Люди оставляли хорошие отзывы о моей работе, поступали новые предложения, и работы становилось все больше и больше. Сейчас у меня действительно хорошая профессиональная репутация. И я не могу представить свою жизнь без моря.

Последние 20 лет я много раз менял виды своей деятельности. Но я понял, что быть шкипером – это мое призвание. Мне нравится эта работа, для меня это даже скорее хобби, и зарплата не главное, если мне что-то не нравится, никакими деньгами меня не заставить это делать.

Я всегда стараюсь сделать так, чтобы отдых людей на моей яхте прошел замечательно. Я знаю, что многие шкиперы только управляют яхтой и все. Я же рассказываю своей команде про традиции, про достопримечательности, которые они могут увидеть в хорватских городах, об истории разных мест, советую им, что и где нужно купить, что-то из продуктов покупаю им сам, например, хорошую, свежую рыбу, подсказываю им, как сэкономить деньги.

наша команда

наша команда

И готовите для них вкуснейшие блюда! (смеемся)

Да. Я получаю огромное удовольствие, когда готовлю. В Хорватии есть традиция – собираться всем вместе за обедом. Я не навязываю ее команде, но всегда предлагаю, и почти всегда все соглашаются. Я готовлю обеды, и мы вместе собираемся за столом. Я рассказываю свои истории, они свои. Я многое узнал о других странах, традициях, истории, политике. Это всегда очень душевные моменты.

Где Вы научились так готовить?

Во-первых, у своей мамы. Она прекрасно готовила, и я всегда наблюдал за ней. И когда я только начинал готовить на борту, я звонил ей и советовался, что и как нужно делать. Во-вторых, это жизненный опыт. Я жил в разных странах, знакомился с разными кухнями и запоминал понравившиеся рецепты.

Что самое трудное в работе шкипера?

Разногласия в команде. Когда на борту люди, которые хотят от отдыха разных вещей – это проблема для меня. Потому что именно я должен помочь им найти компромиссы. Это не всегда легко. Например, один хочет поплыть в одну сторону, другой – в другую. И в итоге я должен решить, куда держать курс. Люди приезжают сюда, начитавшись разной информации в интернете или путеводителях, но я здесь живу и всегда лучше знаю, что нужно посмотреть. Поэтому, я перед отплытием спрашиваю: что вы хотите от этого путешествия? Расслабленный отдых или интенсивный? Что хотели бы посмотреть? И мы вместе строим маршрут с моими рекомендациями.

Какими качествами должен обладать шкипер, кроме профессиональных, конечно?

Коммуникабельностью и эрудицией. Он должен много знать, чтобы уметь разговаривать с разными людьми на разные темы. Знать что-то о тех странах, откуда его команда. Например, я знаю кое-что о России. Я читал много книг о России, знаю историю семьи Романовых, знаю, какие произведения можно увидеть в Пушкинском музее, знаю, как строился Санкт-Петербург, знаю, о Великой отечественной войне, много читал про Большой театр. И, конечно, читал русских писателей. Но при этом я никогда не был в России.

Кто Ваш любимый русский писатель?

Достоевский. Очень люблю «Преступление и наказание».

У Вас столько жизненных историй, никогда не хотели сами стать писателем?

Да, в моей жизни было множество удивительных историй, а в моем воображении они еще более захватывающие (смеемся). Я пишу книгу о себе, и сейчас  в этой книге уже 400 страниц. Когда мне скучно, я открываю свои старые записи и перечитываю их, чтобы освежить что-то в своей памяти, еще рез пережить какие-то моменты.

Недавно ко мне обратились продюсеры из Загреба и предложили снять фильм по одной части из моей книги.

Вот вам одна история: семь лет назад я познакомился с одним японцем в Сплите. Меня попросили встретить его в аэропорту и довезти до отеля. Но во время поездки, мы разговорились, и он попросил устроить для него прогулку на яхте. После прогулки он спросил меня, не хочу ли я поехать с ним в Японию и поработать какое-то время капитаном на его яхте. Я согласился и в течение месяца работал у него. А он оказался очень состоятельным человеком из списка Forbse.

В Японии со мной случился интересный случай. Я сидел в отеле и проверял свою электронную почту и вдруг заметил, что в Lenkidin ко мне присоединилась некая Джанин Бирн… Я начал вспоминать, кто это… И вспомнил! Она была из Польши, мы познакомились 30 лет назад и провели какое-то время вместе. Я не слышал ничего о ней все это время. Я стал искать ее в интернете и нашел ее номер телефона.

Полночь в Японии. Я набрал этот номер, и она взяла трубку. Я услышал ее голос и сказал ей кое-что по-хорватски… она сразу же узнала меня. Мы разговорились и договорились встретиться в Польше. Она сказала, что я должен знать, что она уже не молода, а я ответил: «Я тоже не молод. Я помню твои глаза, и они точно не изменились». Она начала смеяться…

Когда я улетал из Японии, я много думал, о том, что меня привело сюда, чему я здесь научился, о том, какая необычная это страна и о том, что я обязательно сюда вернусь. Я сидел в самолете и описывал свои ощущения в дневнике. Я смотрел на людей рядом и пытался представить, что они чувствуют, о чем думают…  В моей книге много таких записей.

Или вот ещё история: 5-6 лет назад меня пригласили рассказать шести молодым мужчинами из Боснии и Герцеговины о яхтах. Они оказались разных вероисповеданий, а вы знаете, что в Боснии до сих пор сложная межрелигиозная ситуация. Но они были очень дружелюбны между собой и ко мне. В последний вечер они пригласили меня на ужин, и мы очень хорошо провели время, много разговаривали и шутили.

Через год один из этих мужчин позвонил мне и предложил работу. Он не стал ничего объяснять, только попросил встретиться в марине Каштела в Сплите в 10 утра на следующий день. Я согласился.

Я пришел в назначенное время, сел в кафе и начал ждать. Вдруг подъезжают два дорогих автомобиля класса люкс. Из одного вышли мужчины представительного вида, подошли и спросили меня, я ли Крсто, я ответил: «Да, я».  Они сказали мне, что я должен поработать шкипером на яхте президента Боснии и Герцеговины. Я был очень удивлен, но согласился.

Я провел несколько недель на яхте с президентом и его семьей. Это была не роскошная яхта, а обычная парусная, чуть больше чем та, на которой мы сейчас плывем (38 метров). Президент оказался очень приятным и простым в общении человеком. Мы часто с ним вместе обедали, беседовали обо всем, и временами я забывал о его высоком положении. Это был незабываемый опыт.

У Вас есть жизненный девиз?

У нас есть одна песня в Хорватии… там такие слова: «Ты всегда должен идти по светлой стороне улицы». Это один из девизов моей жизни.

Однажды я навещал отца в госпитале в Загребе. Мне тогда было 20 лет, а ему меньше, чем мне сейчас. У него был рак. И он сказал мне в тот мой визит: «Крсто, не волнуйся за меня. Знаешь, кто-то живет 20 лет, кто-то 100, кто-то 120, 150 лет…»

Я спросил: «Что значит 150 лет?» А он ответил: «Сейчас я чувствую, что прожил больше, чем 150 лет. И поверь мне, этого достаточно».

Сегодня я понимаю, что он имел в виду тогда. И он был прав. У каждого своя собственная жизнь и она не похожа ни на чью другую.

Мне всегда жаль людей, которые даже не пытаются как-то раскрасить свою жизнь, разнообразить, хотя могут это сделать.

А Вы не думаете, что это выбор каждого, как ему прожить жизнь? Ведь люди все разные. Кому-то нужна жизнь – фестиваль, аттракцион. А кому-то — спокойная, размеренная.

Нет, я не согласен. Судьба дает столько возможностей, и ими нужно пользоваться.

У меня два сына. Марко – 30 лет, Лоренцо – 28. Марко – парень что надо, он капитан на большом корабле.  Сейчас ему предлагают стать первым капитаном на танкере, который поплывет в Рио-де-Жанейро. Это огромная ответственность. И его одолевают страх и сомнения. Мой второй сын совсем другой. Он берется за все без страха, и я вижу, что он прогрессирует больше, чем старший.

Может быть, это неплохо, когда человек рассудительный, взвешивает все «за» и «против» и не бросается на все?

Не совсем так. Мне кажется, что судьба дает нам столько, со скольким мы можем справиться.

Очень часто люди, которые чувствуют себя несчастными, не могут поменять свою жизнь к лучшему, потому что не верят в собственные силы и возможности. И такие люди нуждаются в поддержке. В разных маринах я часто общаюсь с людьми, которых плохо знаю,  но они просят, чтобы я с ними поговорил, направил их, и я не могу отказать, даже если у меня мало времени. Они рассказывают о своих проблемах и в большинстве случаях им нужен человек, который просто выслушает их и поймет.

Вы не верите ни в какую религию, а верите ли вы в судьбу, например?

Я верю в человека. Я читал библию и считаю, что многое, что там написано – правильно. Согласен со всеми заповедями, кроме одной – не прелюбодействуй (смеемся).

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn
comments powered by HyperComments