Филипп Козлов. Рецепт уличного художника: талант, удача, вера в себя и… пирамида Мавроди

Внимание! Наши интервью не являются рекламой или рекомендациями к действию. Это субъективные ответы героев на наши субъективные вопросы.

Филипп Козлов (ЖЖ philippenzo), уличный художник или мадоннари, из Волгограда, сейчас живет в Москве и учится в Британской высшей школе дизайна, при этом обучение он оплачивает сам.

Наша беседа в одном из уютных кафе, аля книжный магазинчик, началась с того, что Филипп показал нам свой проект в Британке – книгу, сделанную им лично. Рисунки этой книги – это отпечатки фольги, в которых можно угадать то человеческое лицо, то очертание животного, то еще что-нибудь необычное. Мы были покорены.

Филипп, человек принципов и порой даже жестких суждений, иногда кажется слишком самоуверенным, но таланту можно простить многое. Он не просто переехал в столицу и поступил, такое ощущение, что он с разбегу снес все преграды и покорил вершины одним махом. Как это у него получилось, Филипп рассказал нам лично.

— Говорят, в Британку поступить довольно сложно. Расскажи о своем опыте.
— Я поступил в общем-то легко. Я приехал, привез свои работы, портфолио, сдал экзамен по английскому и поступил.

— Сложно учиться на английском языке?
— 
Сложно. Не всегда все понимаешь, но привыкаешь.

— А рисовать ты любил с детства?
— 
Да, и поэтому в начальных классах мама перевела меня в Гимназию архитектурно-художественного профиля. Мое самое яркое детское воспоминание, связанное с рисованием, это мой проект, посвященный Олимпиаде, который состоял из рисунков о разных видах спорта. Мне тогда было лет пять-шесть.

— Школа с художественным уклоном тебе сильно помогла в дальнейшем?
— 
Там я получил необходимые навыки видения перспективы, построения композиции, пространственного мышления. Хотя пространственное мышление и так есть в человеке, но в этой школе мне помогли его развить. Но в целом образованием там я не очень доволен. Очень мало знакомили с работами других художников, и вообще как-то халатно относились. Поэтому к десятому классу я разочаровался во всем этом и перешел в естественно-научный класс. Мне тогда нравилась математика, физика, чертил хорошо, нравились компьютеры. Думал, стану программистом.

— А почему не стал?
— 
Если бы я стал программистом, я был бы глубоко несчастным человеком. Но понял я это не сразу. После школы я поступил в Политех в Волгограде. Первые три курса я хорошо учился, мне нравилось даже. Правда, я не любил такие предметы, как культурология и история.

— Странно, мне кажется, эти предметы, наоборот, должны быть тебе близки, как творческому человеку.
— 
Ничего не может быть лживее, чем предмет «история». Меня никогда она не интересовала, и я ее считаю слишком субъективной наукой. А та программа культурологии, которую преподают в школе, абсолютно скучная и не побуждает к творчеству. Начитка лекций. Та-да-да-да та-да-да-да…

— В Британке не так?
— 
Совершенно. Здесь ты попадаешь в среду, где должен делать и делать. Больше практики.

— Ты сказал, что первые три курса в Политехе тебе почти все нравилось, а почему разонравилось потом?
— 
После третьего курса я вдруг подумал: «Куда я попал, твою мать!». Тематика станков, конвейеров, роботизированного производства навевало на меня невероятную скуку. Но моя семья поставила мне жесткий ультиматум и все-таки кое-как я доучился, получил диплом и забыл. К тому же, тогда я уже работал дизайнером.

— Филипп, мы с тобой познакомились летом, когда ты приезжал на фестиваль мадоннари в Москву. Расскажи, пожалуйста, кто такие мадоннари и как ты стал одним из них.
— Мадоннари – это вид уличного искусства, когда художник рисует на горизонтальной поверхности. Вокруг него обычно собирается толпа зрителей. Получается такое искусство, вырвавшееся из галерей. Название пришло из Италии. В средние века художники путешествовали по городам и на церковных площадях рисовали картинки. Чаще всего сюжеты этих картинок были библейскими, особенно любили художники изображение мадонны с младенцем. Поэтому этот вид искусства и назвали мадоннари. Очередной всплеск этого искусства на западе произошел в 70е годы. Появились современные художники, например, американец Курт Веннер, британец Джулиан Бивер, немцы Эдгар Мюллер и Манфред Штадер. С недавних пор мадоннари стали рисовать еще и в формате 3D. Я узнал обо всем этом , когда был в Америке. Увидел художника, который рисовал на асфальте. Я никогда такого не видел. Меня чрезвычайно заинтересовал этот вид искусства. Я вернулся домой, залез в интернет и нашел объемные рисунки, они самые популярные в интернете. И мне захотелось самому попробовать.

— Я знаю, что у мадоннари есть свои секреты объемных рисунком, свои формулы. Это правда?
— 
Формула есть. И если я ее вам расскажу, мне придется вас убить (смеется). Вывести ее в принципе не так сложно. Это простая геометрия. Я вывел сам. Пару дней подумал, поломал голову и все получилось. Потом проверил ее на деле. Первый мой рисунок – это был объемный кубик Рубика. А потом я уже начал играть с объемом, наслаждался своей находкой. Затем перешел к чему-то серьезному. Закончил с математикой и сейчас пользуюсь только опорными точками.

— В России много таких художников?
— 
Нет, почти нет.

— Как к тебе пришла популярность?
— 
Я начал рисовать в родном Волгограде, ко мне подходили люди, спрашивали. Потом обо мне написал местный журнал. А один раз подошла девушка в магазине и сказала, что видела меня по телевизору. Это, конечно, было приятно. Затем меня пригласили в Казахстан рисовать на главной площади Астаны вместе с немецким художником Штадером. Это была честь для меня и большой прорыв вперед.

— Ты чувствовал себя уверенно, общаясь с немецким профи?
— 
Да, уверенно. Я тогда уже довольно хорошо рисовал, мы отлично пообщались, он рассказал мне пару своих фишечек, которые мне помогли в дальнейшем.

— Все-таки мадоннари делятся секретами?
— 
Ну, не очень важными. Например, первое время я растирал мел на асфальте пальцами, поэтому у меня были постоянно руки стерты в кровь. Штадер же посоветовал мне использовать пенопласт. И жить стало лучше.

— А критики его не боялся?
— 
Нет! Почему я должен был бояться его критики?

— Мне кажется, я бы боялась. А какие были еще интересные проекты?
— 
Да много. Рисовал много. Снимали для телевидения. Были коммерческие заказы, например, для нескольких автомобильных марок. Ездил на конкурс в Италию.

— Что это был за конкурс?
— 
Это был международный конкурс. Тема — «Jesus’ relationships».  Я единственный был из России, представлял нашу страну, но призового места не занял, хотя мою работу очень хвалили. Однако сам конкурс довольно консервативный, там делается ставка на классическое мадоннари, плоские картины, детальную прорисовку. Я же нарисовал объемный рисунок, но со смыслом. Рука, вырывающаяся из земли и держащая шар, в котором отражается Иисус. Моей задумкой было показать, что Иисус — внутри каждого из нас, поэтому я и использовал игру с отражением в шаре. Но организаторы не считают объемные рисунки – не настоящим мадоннари, поэтому такие рисунки не выигрывают. Как будто нужно обязательно нарисовать мадонну. У меня даже была идея нарисовать Мадонну на концерте – то есть певицу Мадонну, распятую на кресте (как на ее концерте во время ее турне The Confessions Tour) – и пусть мне кто сказал бы, что это не мадоннари.

— (Смеемся). Хорошо, и вот теперь после всех проектов и конкурсов, ты учишься в Британке и живешь в Москве. А дорого учится в Британке?
— Довольно дорого.

— На что ты учишься? Неужели уличное искусство помогает оплатить учебу?
— 
Я получил грант в один миллион рублей. Участвовал в конкурсе одной сигаретной компании. Там надо было собрать пачки сигарет, с этим мне помог отчим, и написать эссе о том, как миллион рублей поможет изменить мою жизнь. Я написал, что хочу поступить в Британку, послал фотографии своих работ. Ну и выиграл.

— Ты так легко об этом говоришь?
— 
А что тут такого? В мире куча возможностей. Я вообще не понимаю, как люди живут и жалуются, что нет денег, работы, голодают. Идите работайте, пользуйтесь всем, что дает окружающий мир. Выживать в этом мире легко.

— Но не для всех. Возможно, у тебя более сильный характер, чем у них?
— 
Да, конечно, все еще зависит и от мотивации. И многие бомжи живут бомжами, потому что им нравится быть такими.

— А ты сейчас чем зарабатываешь? Рисуешь? Ведь миллион не вечный тем более, он весь, наверно, ушел на обучение.
— 
Я стараюсь не зарабатывать сейчас на своем творчестве. Это не помогает развитию, а только портит работы.

— А как тогда живешь? Ведь ты еще и снимаешь квартиру в Москве?
— 
Я участвую в пирамиде Мавроди.

— Что?! Но ведь все знают, что это обман?
— 
Нет. Все что случилось с МММ тогда и происходит сейчас с Мавроди – это просто травля государства, потому что ни им, ни банкам не выгодно такое взаимокредитование. Но за взаимокредитованием будущее. Банки – это средневековье.

— То есть ты веришь в это?
— 
Да, потому что это позволяет мне не работать и свободно ощущать себя в финансовым плане, больше времени и сил уделять творчеству и учебе. Например, часть денег от своего миллиона я вложил туда, а сейчас жду, когда мне привезут мой новый мини-купер.

— Ну ты рискованный человек!
— 
Да. Но в тоже время тогда я очень хорошо понимал, как это все работает. Что все это держится на обычных людях, таких же как я. Там есть десятники, тысячники, сотники, они выдает и забирают вклады. Я сам тоже так работал, был тысячником, но потом понял, что на это уходит много времени, поэтому перестал. А деньги свои продолжаю держать в маврах.

— И как это все работает?
— 
Ты вкладываешь туда деньги и на них капают проценты, потому что курс мавров постоянно растет. В любой момент ты можешь свои деньги забрать.

— Подожди, но ведь деньги не вечны, вкладчики – это не неиссякаемый поток. Все когда-нибудь закончится? Никто ведь гарантий не дает.
— 
Гарантий нет. Наше государство все может разрушить. Сейчас даже на «Дожде», который позиционирует себя оппозиционным и вроде бы честным и независимым каналом, все равно идет какая-то лживая информация. Они говорят, что Мавроди задержали, хотя на самом деле это далеко не так. На него опять хотят повесить какое-то дело. Все это ради рейтинга, да еще и не нужно забывать, что муж владелицы этого канала банкир. А для него Мавроди прямой и серьезный конкурент.

— А тебе понравился фильм про Мавроди?
— 
Фильм хороший, но там много вымысла.

— А сам Мавроди, как человек, тебе импонирует?
— 
Да.

— У тебя есть кумиры?
— 
Да. Я, например, восхищаюсь творчеством Дали. Считаю его гениальным, хотя иногда он слишком провоцировал публику.

— А ты бы хотел такую музу, как Гала у Дали?
— 
Нет, ведь Гала не очень хорошо обходилась с Дали. Я предпочитаю более романтические и гармоничные отношения.

— Я помню, что летом тебя арестовали ненадолго, расскажи эту историю.
— 
Прошлым летом, когда Артемий Лебедев, известный блогер и основатель «Студии Артемия Лебедева», путешествовал по России, он должен был проплывать на катере по Волге у нас в городе. К этому событию я решил нарисовать его на катере в 3D на нашей набережной. Когда рисовал, ко мне подошел работник, представившейся мастером, и стал обвинять меня в хулиганстве. Вызвал полицию. Меня задержали, но потом отпустили. Вся эта история попала в некоторые федеральные СМИ. А после я встретился с Артемием, он очень приятный человек и матом не ругается (смеется). Кстати, именно он порекомендовал мне поступить в Британку.

— Скажи, ты смотрел фильм Андрея Тарковского «Андрей Рублев»?
— Не смотрел.

— Обязательно посмотри, очень хороший фильм. И у меня такой вопрос: как ты думаешь талант – это дар свыше?
— 
Дар – это сама жизнь. А талант – это набор характеристик, потенциал, который ты можешь развить. Кому-то это дается легче, кому-то чрезвычайно тяжело. У кого-то есть мотивация, у кого-то нет.

— Как ты считаешь, тебе дается все легко?
— 
Мне кажется я вполне удачливый человек. Возможно, потому что я довольно рискованный человек и упертый. Я Козерог. Когда мне говорят: «Нет, этого не может быть», — во мне сразу рождается дух противоречия: «А почему? Почему нет? Почему это не может быть так или по-другому?». Ведь Эйнштейн еще говорил, когда все утверждают, что это невозможно, находится один глупец, который и совершает открытие.

— Ты часто идешь на риск. А к жизни ты относишься как к игре?
— 
Да.

— А чего ты хочешь добиться в жизни? К чему прийти?
— 
Естественно творческой реализации. Конечно, я хочу добиться того, чтобы мое имя было также известно, как имена Сальвадора Дали, Энди Уорхола, Дэмьена Херста…

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn
comments powered by HyperComments
Anonymous
2012-04-13 03:04:58
очень классное интервью, Катьк! Герой не только талантливый, но и умеющий жить здесь и сейчас в нашей стране, используя систему, понимая, как это делать. И уверенный такой, просто супер! Я вдохновилась перед отпуском)
masiash
2012-04-13 04:04:26
ага,его уверенность очень подкупает и заражает)отличный мальчик)
Anonymous
2012-04-13 05:04:22
Катюшка, ты - супер!!! Побольше таких интервью!!!
people_on_plate
2012-04-13 06:04:49
спасибо, просто герой хороший)
Anonymous
2012-04-13 07:04:13
И интервьюер отличный. Многие могут подобрать вопросы, но заставить человека раскрыться не каждому дано. Тебе это удается. И мы, земляки, гордимся тобой! Удачи тебе, Катюша!
Anonymous
2012-04-13 07:04:13
И интервьюер отличный. Многие могут подобрать вопросы, но заставить человека раскрыться не каждому дано. Тебе это удается. И мы, земляки, гордимся тобой! Удачи тебе, Катюша!
Anonymous
2012-04-13 12:04:43
Ольга Спасибо за прекрасное интервью! Благодарю в том числе и за позитивные отзывы о системе МММ-2011 и о господине Мавроди в частности, о финансовом гении нашего времени! Ведь в МММ-2011 действительно все платится! И будет платиться! От 20 до 75% в месяц! Мы Меняем Мир! Мы Можем Многое!
Anonymous
2012-04-13 01:04:49
Катюша, спасибо за прекрасное интервью, очень познавательно и интересно! И этот художник, Филипп, про МММ рассказал правду. Мы Меняем Мир!
lutrovich
2012-04-13 02:04:39
Филипп - ты красавчег. Мы Можем Многое и Мы Меняем Мир !