Проект

Настя Томская. Красота мелочей

Так мог бы начаться какой-нибудь рассказ. «В одном маленьком-маленьком городке стоял маленький-маленький домик. Когда жители домика уходили по делам, он терпеливо их ждал, а когда возвращались, приветливо махал крошечными занавесочками, хлопал крошечными дверями и зажигал свои крошечные лампочки…» Но зачем нужен какой-то рассказ, когда такие домики есть в жизни!

В Мастерской «Дом в коробке» можно совершить настоящее миниатюрное путешествие: побывать в парижской квартире или в домике на крымском берегу, заглянуть в кабинет театрального директора или побродить (взглядом!) по дому старой Москвы. О таком интересном, но пока не очень популярном в нашей стране занятии как художественная миниатюра рассказала нашему сайту Настя Томская – один из основателей Мастерской, театральный критик и мама.

О детских игрушках

В детстве – мне было лет десять – я строила целые города для игрушек. Там было все: школа, парк развлечений, полиция, больница, даже тюрьма. Тюрьма не пустовала: пластмассовый человечек по имени Спейбл торговал из-под полы ветчиной из гуманитарной помощи, так что регулярно оказывался в кутузке за спекуляцию. Продукты, кстати, тоже делала, из бумаги. Шоколад, ветчина, масло – квадратики тетрадных страниц в клеточку, разрисованные фломастерами. В четырнадцать я строила из ватмана печь из «Белой гвардии» Булгакова – голландские изразцы, надписи чернилами. Впрочем, в куклы я играть так и не перестала – это всегда было и будет моим тайным увлечением. С нетерпением жду, когда дочка подрастет настолько, чтобы с ней можно было играть в куклы, ни от кого не скрываясь.

О миниатюрах

Несколько лет я занималась коллекционными куклами, а потом перестала: в них нельзя было играть, а о шарнирных куклах тогда и слыхом не слыхивали в России. И вот в один прекрасный день на просторах интернета увидела фотографию домика, который сделала художница Елена Пинталь. Это было так здорово и так волшебно, что мне мгновенно захотелось этим заниматься.

Мне тогда очень хотелось в Крым, который я люблю давно, преданно и безотносительно всех политических контекстов. Но тогда, шесть лет назад, я и помыслить не могла сорваться туда в феврале. Так появился «Лавандовый дом в Крыму«: кривенький, косенький, с мебелью из картона. Но любви в него было вложено столько, что он собрал немыслимое количество комментариев в ЖЖ. Кстати, Митя, муж мой и соратник по мастерской, говорит, что тот домик произвел на него неизгладимое впечатление. Мы познакомились спустя две недели, как домик был закончен, и следующий уже начали делать вместе. Да и вообще, как оказалось, он всегда был склонен к миниатюре: в детстве отливал оловянных солдатиков, по правилам, с мастер-моделью, формой и последующими шкурениями и покраской.

Лавандовый дом в Крыму

Времени на каждый домик уходит очень много. От двух-трех месяцев, и то, если дом несложный. Например, в «Кабинете доктора Фрейда», который мы делаем уже больше полугода, должен быть наборный паркет и три отрисованных вручную ковра. Вот и разделяем обязанности: Митя, как человек с точным глазомером и твердой рукой, кладет паркет, а я рисую эти экспрессивные орнаменты.

Кроме «Фрейда», мы заканчиваем сейчас «Дом собирательницы раковин». Это бело-голубая комната с грубоватой старой мебелью, неожиданным в простой обстановке изящным бюро, викторианским мраморным камином и уютным креслом в цветочек. Перед окном – большой стол-верстак, на котором хозяйка собирает наборы раковин, которые потом продают сувенирные магазинчики городка. Там все готово к традиционному английскому «файв-о-клоку»: горячий медный чайник, пирожные, бутербродики, торт, молочник. А в кресле лежит книжка –  «Семейная реликвия» Розамунды Пилчер. Дело в том, что дом этот я придумала за несколько недель до того, как прочла роман. А потом все сошлось: океан, маленький городок, британское побережье, удивительная женщина. Такая вот миниатюрная магия.

Помимо домиков, мы делаем просто предметы мебели. А еще – foodie-кольца: вместо камня в оправе к основе крепится тарелочка с разными вкусными вещами. Тортики, пирожные, безе, пончики, чашки с шапками взбитых сливок. Пока мы работаем на пределе своих возможностей. А когда ребенок немножко подрастет, возможно, будем успевать больше.

О профессии

По образованию я журналист. Театральный критик. Много лет проработала в журнале «Театрал», потом ушла в живой театр – в пресс-службу. А оттуда уже ушла в декрет и пока не понимаю, как выйти из него обратно. А Митя – математик, замечательный программист. Так что домиками он занимается по выходным или вечерами. На нем все «тяжелые» мужские работы: оловянные отливки, пайка, проведение электричества.

Основным моим занятием домики стали именно благодаря декрету и отпуску по уходу за ребенком: когда дочь ложится спать, мне надо сделать лишь десять шагов до рабочего места. Конечно, меня все время гложет мысль, что я не могу пока принести в семейный бюджет ощутимую сумму, но мы с Митей договорились, что оттачивать ремесло и учиться продавать тоже занимает значительное время. По счастью, он терпеливо напоминает мне об этом, когда я начинаю ныть.

О заказчиках

Люди, любящие миниатюру, чаще всего покупают отдельные предметы мебели в свои домики. Люди, любящие всякие необычные штуки, покупают домики для себя или в подарок. Ведь наши домики – это и светильник, работающий от сети, и тайная шкатулка, ведь все ящички во всех шкафчиках – настоящие.

О театре

Рождественский вертеп. Ведущая — Наринэ Абгарян, режиссёр — Рузанна Мовсесян

Замечательный режиссер и потрясающая женщина Рузанна Мовсесян полтора года назад предложила нам сделать к Рождеству вертеп. Это было чистое безумие: я – с огромным животом, у Мити – серьезный большой проект на работе, и вот по вечерам мы увлеченно делаем вертеп. Самый восторг был, когда Рузанна и ведущая вертепа, писатель Наринэ Абгарян, приехали к нам репетировать. В бардаке, в опилках и обрезках… Нужно ли говорить, что «Скорая» везла нас по Садовому кольцу в роддом, а врач с ужасом вопрошал, почему же я не позвонила раньше. Пришлось объяснять, что доделывала третьего волхва…

А потом Рузанна предложила нам сделать для ее спектакля «С вечера до полудня» в Театре им. Пушкина макет высотки на Кудринской площади. У нас было всего три недели, и это опять было абсолютное безумие. Бессонные ночи, порезы от макетных ножей, слой белой краски вместо бесцветного лака… В общем, будет о чем рассказать дочке. Это очень странное чувство, когда в ткани прекрасного спектакля, который попадает в зрителя абсолютно, безусловно, до слез, ты вдруг видишь свою работу. Стоит, мерцает разноцветными окошками… Похоже на сон. Сказать, что мы благодарны Рузанне – это ничего не сказать. И еще, конечно, нам очень не хватает профильного образования. Мы не сценографы. Делать миниатюры и создавать спектакли – это, оказывается, совершенно разные вещи.

Пожелание читателям

Замечать красоту в мелочах. В совсем обыденных, каждодневных, проходных ситуациях. Вот как чашка красиво стоит на столе в солнечном луче. А вот какая трещина на стене дома живописная. А вон какой чудесный и странный человек пошел. А вон фонарь светит на асфальт… Мне кажется, это очень важно видеть – красоту. Особенно когда устаешь или когда грустно, потому что жизнь от таких находок сразу становится волшебной.

 

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn
comments powered by HyperComments
Timothy
2014-06-09 15:19:10
<strong><a href="http://google.com/?n=o=o=b=15&amp;lol= assure@equalizers.mervin" rel="nofollow">.</a>...</strong> tnx for info....