Александра Вознесенская. Гармония противоположностей

Если и есть человек, способный гармонично и естественно совмещать в своей жизни несовместимые вещи, то это Саша. В 13 лет она неожиданно для всех заинтересовалась футболом, стала активно болеть за Локомотив, ездить на выезда и общаться с фанатской тусовкой. «Переходный возраст», «временное увлечение», «пройдёт», — говорили многие. Не прошло. Наоборот, Саша полностью отдалась футболу, что совсем не помешало ей поступить на журфак МГУ и успешно его окончить.
А недавно она снова удивила всех — бросила работу в офисе и стала учителем в школе. И снова люди вокруг удивляются и гадают, зачем ей это и надолго ли. А некоторые просто не верят – настолько молодо и несолидно для учительницы она выглядит. А вот мы в Сашу верим. Потому что знаем – если ей что-то нравится – это серьёзно.

— У многих девушки-болельщицы вызывают такие же эмоции, как и девушки за рулём, — смесь насмешки и жалости. Каково это: быть девушкой – болельщицей в нашей стране? Или фанаткой? Ты кем, кстати, себя считаешь?
— Болельщица и фанатка – это разные понятия. Я считаю себя фанаткой. Болельщицы – это девочки, которым нравится футбол, они могут периодически смотреть его по телевизору. Фанатки посещают игры своего клуба на выезде, покупают абонементы на все домашние матчи. Для фанатки футбол – это образ жизни, а для болельщицы – только увлечение.

Чтобы не вызывать насмешек и негативных эмоций, нужно всегда оставаться девушкой. Я вот уже давно не пью ничего крепче пива (и то, предпочитаю безалкогольное пиво), не курю, стараюсь вести здоровый образ жизни и как можно меньше ругаться матом на стадионе. Последнее не всегда получается в связи с не самым успешным выступлением нашей команды (улыбается). Внешне тоже нужно всегда оставаться девушкой – косметика, юбочки, каблучки, украшения…

— Ты ходишь на стадион на каблуках?
— 
Ходила и не раз. Иногда девушки носят исключительно кроссовки и спортивные штаны, курят, пьют и матерятся. Естественно, они вызывают жалость, потому что такие девушки никому не могут понравиться.

— Я имела в виду немного другое. Есть устоявшееся мнение, что футбол – это не женское дело. А девочки ходят на стадион для того, чтобы посмотреть на симпатичных футболистов, например. Нет?
— 
Это стереотип. И если он у кого-то в голове укоренился, избавиться от него, наверное, очень тяжело. Возможно, в первые годы своего боления, когда мне было 13-14 лет, я тоже вызывала у всех смех: какая-то маленькая девочка на секторе. Сейчас, естественно, ничего подобного нет, потому что для фанатского движения я сделала больше, чем многие парни (например, пробила 50 выездов за любимый клуб). Иногда, конечно, говорят, что-то вроде «сидела бы ты дома, рожала детей, варила борщ и не ходила бы на футбол». Но такие слова я слышу только от неблизких знакомых. Эту точку зрения не разделяет мой молодой человек, поэтому я не парюсь!

— Как началось твоё увлечение футболом? Для девочки тринадцати лет есть более традиционные занятия.— Сначала я увлеклась английским футболом. Смотрела матчи Манчестер Юнайтед. Случайно включила телевизор, мне понравилась игра, неожиданно для себя почувствовала азарт. А потом я поехала в лагерь. Там были ребята, которые болели за Локомотив. И они стали возмущаться тем, что я смотрю матчи английской премьер-лиги в то время, как у нас тоже есть отличные команды. Это был 2003 год, а в прошлом, 2002 году, Локомотив как раз стал чемпионом. Они посадили меня смотреть футбол с участием Локомотива. Ну и мне понравилось! Так всё и началось.

— Когда ты в первый раз пошла на стадион?
— 
В сентябре 2005 года. Раньше не хотелось шокировать маму, она была категорически против. Меня вытащили на стадион всё те же ребята из лагеря. Нас было человек семь. До сих пор из этой компании серьёзно увлекаюсь футболом только я и ещё один парень, Стёпа Левин, наш стадионный диктор.

— А как мама отнеслась к твоему увлечению?
— 
Сначала мама была в шоке. Всё из-за того же стереотипа, что девушкам на футболе делать нечего, потому что там пьяное быдло и всё такое. А потом, через год, когда у Локомотива была очень плохая серия, мы не выигрывали несколько матчей подряд, а потом выиграли у ЦСКА со счётом 3:2, я приехала домой, а мама купила торт! Она знала, что я очень переживаю. Потом она сама стала смотреть футбол по телевизору, а потом и на стадион стала ходить. Сейчас у неё абонемент на восточную трибуну, и она ходит на все домашние матчи Локомотива! И благодаря мне разбирается во всех фанатских делах.

— У тебя вообще чудесная мама! Ну а всё-таки насчёт того, что фанаты быдло, что они довольно ограниченные и агрессивные люди, мама была отчасти права? Такое же действительно есть?
— 
На эту тему я могу говорить бесконечно, потому что я писала об этом диплом. Мой диплом носит гордое название «Образ футбольного фаната в современной прессе и литературе».

Я не буду отрицать того, что среди фанатов много быдла. Но сейчас у нас ведётся активная пропаганда здорового образа жизни, многие ребята не пьют, не курят, занимаются спортом. И из-за того, что они не пьют, степень быдлячества в любом случае уменьшается. У меня много друзей фанатов, которые, помимо футбола, интересуются ещё очень многими вещами – кино, театром, литературой, историей, любят путешествовать, с ними есть о чём поговорить. И таких людей становится всё больше и больше. И я очень надеюсь, что скоро будет меньше людей, из-за которых страшно ездить в метро.

— Ты попадала в какие-то конфликтные ситуации, связанные с фанатами? Ведь бывает много драк между фанатами разных команд.
— 
Если ты девушка, то тебе точно опасаться нечего! У меня есть много друзей, которые болеют за питерский Зенит, и я всё время говорю им, что Зенит – говно, что он больше никогда не будет чемпионом, что я ненавижу Зенит (смеётся). Они смеются, говорят мне, что я смешная и хорошая.

На самих футбольных матчах драк почти не бывает. Может быть шедвел – вторжение фанатов одной команды на сектор другой команды. Но это тоже бывает крайне редко. В метро, если нарываться, то, наверное, нарвёшься. Но вообще, футбольные драки – это организованные действия. И тот, кто не хочет драться, в них не участвует.

— Ты много ездишь на выезда. Когда был твой первый выезд?
— 
16 июля 2006 года в Ярославль. Я решила поехать, потому что клубом болельщиков была организована бесплатная электричка. У меня была дикая температура – 38,5, но было всё равно очень круто. Мы выиграли, а ещё Лоськов забил!

А самые интересные выезда обычно дальние. Очень запомнился двойник Хабаровск – Пермь. У нас было по 2 тысячи рублей на человека на целую неделю. Мы ночевали прямо на берегу Байкала на траве. Было очень холодно!
Я три раза была в Томске. Это очень красивый русский город. Там отзывчивые люди, и вообще там очень здорово. Ужасно жалко, что чудо, скорее всего, не случится и Томь не останется в Премьер-Лиге.
Всегда классные выезда в Европу. Мне очень понравилось в Брюгге и Дюссельдорфе (когда мы ездили в Брюссель). В феврале мы ездили в Испанию, в Бильбао и в Мадрид.

— У тебя есть профессиональные планы, связанные с футболом?
— 
Даже не знаю. Я работаю в школе училкой….то есть, учительницей. Мне дико нравится работать с детьми, и я пока не вижу себя нигде, кроме школы.

— Школа! Ты отлично перевела тему! Спасибо тебе! Давай уже поговорим о школе. Ты и школа – очень странное сочетание. Из всех моих знакомых ты одна из последних, кого бы я могла представить в роли учителя. Как так получилось?
— 
Всё получилось очень неожиданно. Я работала в одном из скучных, тухлых московских офисов. У меня была самая дебильная в мире профессия – контент-менеджер. Это такая фигня, когда ты ищешь новости и ставишь их на сайт. Меня это очень бесило. Я не могла себе представить, что всю жизнь буду сидеть за компом, с 10 до 7, с обеденным перерывом, 5 дней в неделю. И мне было очень тяжело без общения. А как раз в это время друг моей мамы позвал маму работать в школу (Сашина мама – учитель русского языка и литературы – прим. ред). Она согласилась. А я подумала – школа – это же так круто! Это дети, это постоянное общение, новые эмоции, дни, не похожие друг на друга. Я спросила, не возьмут ли в школу и меня. Директор, чудесный человек, сразу меня принял, за что я ему очень благодарна.

Мне очень нравится работать в школе! У меня замечательные дети! Вернее, они уже почти не дети – восьмой класс. С ними очень интересно общаться. Это как раз то, чего я хотела. Хотя, я никогда в жизни не могла представить, что пойду работать в школу. Даже сейчас я иногда встаю утром, смотрю на себя в зеркало и думаю: «Я училка! Вот прикол!». Когда какие-нибудь новые знакомые предлагают встретиться, а я говорю, что закончу в школе во столько-то, мне обычно отвечают: «А, ты ещё в школе учишься!». И приходится всем объяснять, что я в школе не учусь, а работаю.
У многих моих друзей была очень интересная реакция на мою профессию: «Мммм, училка! Как сексуально!». Им сложно представить, что я стою у доски не в клетчатой мини-юбке и не в полурасстёгнутой блузке.

— Расскажи о школе. Она же у тебя очень необычная.
— 
У меня просто прекрасная школа! Она называется «Ковчег». В ней учатся разные детки. Разные в плане развития. С теми, у которых серьёзные отставания в развитии, мы занимаемся индивидуально. Мы всегда говорим, что у нас учатся волшебные дети. Когда Бог что-то отнимает у человека, он обязательно что-то даёт взамен. Многие дети с отставанием в развитии совершенно потрясающие. Они очень добрые, открытые. Одна девочка недавно принесла мне свой рисунок. Девочка учится в 10 классе, а рисунок у неё был совсем детский. И она написала рассказ о том, что будет лето, и она будет у бабушки на даче собирать ягоды. Она мне всё это рассказывала, а я стояла и улыбалась. И она тоже улыбалась.

Конечно, бывает очень сложно. Но от общения с детьми получаешь сильный эмоциональный заряд.
У нас в школе много всего интересного. Есть две лошади – больным деткам нужно заниматься иппотерапией, это очень полезно. Один мой друг пришёл в нашу школу и сказал, что такой школы он не видел никогда. Сюда приходишь с удовольствием. Самое главное, тут нет строгих училок, завучей, ужасного директора, какие были в первой школе, в которой я училась. Когда ты приходишь и всех боишься. У нас дети обожают и учителей, и директора.

— Какая у детей была первая реакция на тебя? Они же у тебя довольно взрослые, и ты не так уж и далеко от них по возрасту.
— 
Я старше своего класса на семь лет. Это немного. Я сразу для себя решила, что не буду нудной училкой, меня такую дети не примут. Поэтому я стараюсь быть для них больше другом, чем педагогом. На первом уроке я дико волновалась. Дети, конечно, очень шумные, далеко не всегда слушаются, иногда на них вообще находит бешеное буйство. Но всё равно они очень крутые и, думаю, ко мне относятся хорошо.

— Что оказалось самым трудным в работе с детьми?
— 
Самое трудное – это удерживать их внимание. Понятно, что им гораздо интереснее общаться друг с другом, чем слушать про какого-нибудь Наполеона Бонапарта.

— А отсутствие педагогического образования тебе сильно мешает?
— 
В общении с детьми не мешает. Мне легко находить с ними общий язык, потому что я хорошо помню, какой была сама в их возрасте. А в плане методики преподавания, конечно, мешает. Но мне очень помогают курсы повышения квалификации, на которые я сейчас хожу. Там объясняют именно систему ведения урока, поэтому сейчас мне попроще. Сначала я вообще не знала, что детям рассказывать, потому что они ничего не слушают. Их постоянно нужно вовлекать в какую-то деятельность. Надеюсь, что в будущем у меня появятся какие-то свои примочки, и я буду проводить уроки интереснее.

— Почему ты решила преподавать именно историю?
— 
Я всегда любила историю, особенно историю Россию. Считаю, что каждому человеку надо обязательно её знать. Конечно, после журфака, логичнее было бы преподавать русский и литературу, но тут точно без специального образования нельзя. Как объяснять, вдалбливать все эти правила? Но мне бы очень хотелось преподавать и русский, и литературу, поэтому я попрошу, чтобы в следующем году меня отправили на курсы повышения квалификации именно по этим предметам.

— А как же журналистская работа? Ты не планируешь заниматься журналистикой?
— 
Я ей занимаюсь. Пишу статьи для сайта фанатской организации Локомотива — UnitedSouth, пишу статьи в каждый номер журнала «Наш Локо», делаю школьную газету. Так что пишу я постоянно. И это меня очень радует. Когда долго не пишешь, теряешь навыки и стиль.

— А журфак тебе что-то дал?
— 
Он дал мне много свободного времени, которое я могла тратить на то, что хотела. Он дал мне счастливую молодость и одного очень крутого друга. А ещё, благодаря журфаку, я прочитала очень много всего – кучу прикольных книг и такую же кучу неприкольных. Но вообще, я считаю, что если человек хочет заниматься журналистикой, ему необязательно пять лет учиться в МГУ.

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn
comments powered by HyperComments
cbi4offka
2012-05-02 07:05:32
Влиплии училка ггг))
new_today
2012-05-02 11:05:21
открытые уроки бывают?) вообще, очень здорово!!!