(Не)любовь людей

О, деревня! – воскликнул Гораций. О, Русь! – повторил за ним Пушкин. Современные драматурги, писатели, режиссёры обращаются к теме русской деревни всё чаще и чаще. Обычно её либо идеализируют, считая едва ли не колыбелью русской духовности, либо от души показывают её упадничество и беспросветность. Несмотря на обнадёживающее название – «Любовь людей» – ждать счастливой романтической истории не приходится. Автор пьесы Дмитрий Богословский и режиссёр Никита Кобелев пошли по второму пути. Деревенская безысходность чувствуется уже при входе в зал. Старая обшарпанная мебель, клеёнчатые скатерти, ржавая бочка с водой и сцена, усыпанная землёй так щедро, что пройти перед первым рядом, не испачкав обувь, совершенно невозможно.
Событие, давшее ход всей истории – убийство деревенской жительницей Люськой мужа-алкоголика, происходит в первые минуты спектакля. Кажется, что всё очевидно. Бедная, замученная женщина, которую собственный муж регулярно бьёт и насилует, больше не в силах выносить такую жизнь и избавляется от проблем самым радикальным способом. Вряд ли кто-то из сидящих в зале оправдывает убийство, но все жалеют несчастную Люську, в конце-то концов она пошла на преступление от отчаяния. Однако оставшиеся три часа заставят переосмыслить свои ощущения и посмотреть на участников трагедии по-новому.
В этом и есть главная ценность спектакля. Он разбивает устоявшиеся в голове штампы, ломает категории «хороший – плохой», показывает, что всё происходящее относительно, и на одно и то же событие можно посмотреть с разных сторон.
Каждый хочет быть счастливым. Герои спектакля отчаянно стремятся к счастью. Только вот счастливыми быть они не могут. Как будто заведённый внутри каждого механизм саморазрушения работает безостановочно, не давая жить спокойно, сметая на пути всё живое и радостное. И есть в этом во всём какая-то типично русская экзистенциальная тоска, врождённая безысходность, толкающая человека в чёрную пропасть.


Любовь в спектакле не долготерпит и не милосердствует. Она убивает и разрушает, оставляя горькое послевкусие и жалость ко всем сразу и ни к кому одновременно.
И если спектакль сам по себе давит и вгоняет в тоску, то актёрские работы – это то, чем можно по-настоящему наслаждаться. Юлия Силаева – Люська – женщина на грани отчаяния и сумасшествия, женщина, живущая с чёрной бездной внутри, от которой она не может ни спрятаться сама, ни других уберечь. Алексей Фатеев – Сергей – простоватый, обаятельный, влюблённый мужчина, который прямо на глазах превращается в загнанного зверя. Конечно, остальные артисты не менее великолепны, но хотя бы ради этих двоих спектакль посмотреть стоит.

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn
comments powered by HyperComments