Валя Василева: «У меня получаются какие-то добрые интервью»

Валя Василева — человек необузданной энергии. Кажется успеть все то, что успевает она, просто невозможно. Валя играет в театре МОСТ, танцует фламенко, ведет программу «Черновик» на радио Сити FM, а также выступает продюсером этой программы. Как люди, которые постоянно берут интервью, признаемся, Вале мы бы с удовольствием дали бы себя «помучить» каверзными вопросами, потому что человек с такой прекрасной улыбкой и таким открытым взглядом просто не может нести негативные эмоции…

Но интервью не о том, какая Валя потрясающая (хотя, наверно, получилось и об этом тоже), а, скорее, оно о человеке, который идет своим путем, не боится трудностей, верит в свое призвание и остается верным истинным ценностям.

Валя, сразу хотим сказать, что наши интервью – это обычно дружеская беседа…

На самом деле я чувствую себя немного странно, потому что я сама беру интервью, а тут мне нужно отвечать на вопросы. Мне кажется, это очень сложно. Вдруг скажешь что-то не то…

А что сложнее, как ты думаешь, задавать вопросы или отвечать?

Отвечать, конечно. Когда ты задаешь вопросы, ты в более выигрышном  положении что ли,  можешь подготовиться. А отвечать… ну например, раньше я задавала героям, как мне казалось, простой вопрос: «Назовите 3 ваших любимых писателя» или «художника». На что они часто отвечали: «Я не знаю». И поначалу меня это раздражало. Как можно не знать ответ на такой простой вопрос? А сейчас я понимаю – да я сама бы не назвала троих… Или вот: под конец интервью я иногда спрашивала: «Что такое счастье?». Да я бы застрелилась, если бы мне пришлось отвечать на такой вопрос… (смеемся)

Тогда мы его задавать тебе не будем… Валя, давай по порядку. У тебя своя программа на радио, ты  занимаешься танцами и играешь в театре… мы ничего не упустили?

Нет. Правда, танцами, а именно фламенко, я не только занимаюсь сама, но и преподаю.

А если расставить приоритеты, что для тебя важнее: театр, радио, фламенко?

На этот вопрос очень сложно ответить… я бы сказала так:  чувствую, что сцена – это мое. Там мне не нужно напрягаться, там я органична. С журналистикой мне сложнее. На журфаке всегда говорили: «Валя, зачем ты сюда пошла? Ты же не журналист. Ты актриса». И мне теперь хочется доказать, что это не так. Поэтому сейчас радио мне наверное важнее.

А почему ты решила пойти на журфак?

Все просто. Меня не взяли в театральное и я решила, что мне нужна другая публичная профессия. Есть у меня такой грешок: люблю быть в центре внимания. Мне казалось, что журналист – это тот же актер, тоже все время выступает, только еще  сам готовит материалы, что-то расследует, везде путешествует. Особенно  привлекала работа на телевидении. Когда я поступила и было распределение по кафедрам, я пошла на кафедру тв, где нужно было пройти кастинг: рассказать что-то на камеру. Я растерялась, начала активно жестикулировать и нести какой-то бред. Только потом я поняла, что нужно было сесть ровно, сложить руки на коленки и смотреть в одну точку. В общем, я не прошла. Но зато прошла на радио.

Там же тоже отбор был?

Да. Отбирала нас и потом занималась с нами Сухарева Виктория Александровна. Она очень жесткий человек, но безусловный профессионал. Она была к нам довольно строга, делала много замечаний, но при этом мы понимали, что если она нас отобрала, значит в нас что-то есть. Поэтому мне хотелось бы, чтобы когда-нибудь она, даже не только она одна, а все мои преподаватели на журфаке, послушали мою программу и сказали бы: «Да, это круто!».

Ты чувствуешь, что тебя недооценивали сначала?

Я долго переживала, потому что мне казалось, что я не вписываюсь в рамки журналиста, каким он должен быть. В моем представлении, это должен быть очень серьезный человек, эрудированный, жесткий и очень принципиальный. И наглый. В хорошем смысле этого слова. Он никогда не должен теряться и может задать любой провокационный вопрос. Ну правда сейчас это доходит до крайности: много бестактных журналистов, которые не понимают, что такое этика. Например, когда перед таким интервьером сидит герой, он ставит себе единственную задачу – поставить его  в неловкое положение. Ему важно, как он задал вопрос, как герой растерялся и как потом все будут это обсуждать. Это же рейтинг! Сейчас так делают многие  и они востребованы. А я не такой человек и не такой журналист.

А какой ты журналист?

У меня получаются какие-то добрые интервью. Слишком добрые. Мне даже говорят, что я …слащавая что ли. Но я работаю над этим. Пытаюсь подсолить (смеется). Проблема в том, что когда передо мной садится человек, он мне нравится. Гость рассказывает про свою жизнь, про свою философию, и я его понимаю. Мне хочется задавать вопросы, которые будут его больше раскрывать, как личность. Если я знаю, что, например, на какой-нибудь вопрос о личной жизни ему не хочется отвечать, что ему будет неприятно, я не буду задавать такой вопрос. Я не хочу быть таким журналистом. Когда ко мне приходит гость, я его уважаю.

Как ты начала работать на радио?

Когда еще училась на журфаке, у нас была ежегодная практика. И было место на «Голосе России» (иновещание – прим. авт), а именно – в редакции вещания на Болгарию. А так как мой папа болгарин и я знаю язык, меня взяли. Помню, свой первый репортаж на три минуты я делала два дня,  и это было настоящим событием. Предупредила всех родственников в Болгарии, во сколько он выйдет. И все ждали и слушали внимательно. В общем, это было что-то грандиозное. Cейчас такого ажиотажа вокруг моего появления в эфире уже нет, конечно.

Как у тебя появилась своя программа?

На пятом курсе к нам в группу пришли Игорь Николаевич Зимаков и Александр Анатольевич Герасимов,  основатели и бывшие руководители Сити FM — сейчас они занимаются другими проектами —  и сказали: «Ребята, нам нужны свежие голоса!». И надо было придумать молодежный проект. Все сначала загорелись, а потом забросили это дело. А мы с одногруппницей Дашей Даниловой (очень талантливой девушкой) все-таки придумали программу. Пришли на Сити FM, показали. Сначала руководству не понравилось, пришлось исправлять, переделывать. И вот когда мы уже отчаялись, нам говорят: «Ну все –  садитесь на прямой эфир!». Вот так  с корабля на бал…Было очень страшно!

А какая была концепция у программы?

Программа называлась «Студия 21». Слоган: для тех, кому уже все можно. Выходила она в 21:00 и была  посвящена проблемам молодежи.  Мы сидели с Дашей вдвоем в эфире, приглашали разных гостей и отвечали на звонки.

Звонки реальные были?

Да. Нам много звонили. После каждой программы Игорь Николаевич (экс-замглавред Сити FM) устраивал нам разбор полетов, но, в общем, у нас все неплохо получалось. Легко было вести вдвоем программу, потому что когда у одной был ступор, подхватывала другая…

Это прямо как мы берем интервью обычно. А какие ощущения испытываешь, когда понимаешь, что ты в прямом эфире и тебе нужно в течение часа постоянно что-то говорить?

Сначала страшно и чувствуешь себя неуверенно. Но потом быстро привыкаешь. Это приходит с опытом. Ты говоришь и не можешь замолчать. Не имеешь на это право. У тебя полная концентрация мозга, повышенное внимание. Это, наверное, как водить машину. В записи, например, все по-другому. Ты знаешь, что можешь переписать, переговорить. Нет такой ответственности.

Почему сейчас этой программы нет в эфире?

В январе на радио сменилось руководство и программу закрыли. А в мае мне предложили делать свою. Сказали, что нужна программа про культуру и почему-то решили, что я могу. Сначала я волновалась, что скажет Даша. Ведь теперь я должна была делать программу одна. Но она меня поддержала. Кстати, она как раз такой журналист, каким он должен быть.

Ты равняешься на нее?

Я по началу чувствовала себя неуверенно на ее фоне. У нее все получалось, а у меня нет. Она вводила меня в депрессию своими мегауспехами (смеется). Но потом я поняла, что не нужно пытаться стать тем, кем ты не можешь стать.  У меня свои особенности, у нее — свои. Мы разные. И нужно принять себя такой, какая ты есть. Когда я это поняла, я стала по-настоящему радоваться ее успехам. Допустим, я не такой журналист, каким принято быть. Но если все журналисты будут одинаковыми, это же неинтересно.

Как появилось название твоей программы?

Я сначала долго не могла ничего придумать. Программа о культуре: культурама, культпросвет, арткульт… И все в таком духе. Было понятно, что это не подходит. Тогда мы сели с другом в кафе и придумали название «Черновик». Идея такая: Людвиг Ван Бетховен ходил небритым, потому что считал, что бритье мешает творчеству, Агата Кристи сочиняла романы за мытьем посуды, а Бернард Шоу писал пьесы в пригородных поездах…  Как  сегодня рождается искусство, что сегодня вдохновляет, толкает на творчество… Об этом программа, об этом говорю с гостями,  которые приходят в эфир.

Мне кажется, действительно интересная и оригинальная концепция. Ты сама выбираешь, кого пригласить?

Да. Я продюсер программы, поэтому сама приглашаю людей, которые мне интересны. Иногда в передачу стараются проникнуть попсовые персонажи, но я осторожно им отказываю, так как не считаю, что то, что они делают, это искусство.

Были у тебя сложные герои?

Однажды я пригласила молодого художника из Чечни, участника 3-ей Московской Биеннале современного искусства. Он создал инсталляцию, где через книги показал боль и ужас чеченской войны. А у меня к современному искусство двоякое отношение. С одной стороны, я не фанат, но с другой – мне интересно, почему, например, палочка в йогурте вызывает у людей восторг. И я задавала ему вопросы  про это, зная, что моя аудитория тоже не всегда понимает, что такое современное искусство. Он отвечал довольно мило, но после эфира его как будто подменили:  стал меня отчитывать, говорил, что я ничего не понимаю… Потом перешел на всех журналистов, мол, мы все считаем себя такими крутыми, а сами задаем глупые вопросы и ничего не смыслим. Я пыталась ему объяснить, что я не  эксперт и не куратор, что программа у меня не для узкого круга профессионалов, а для широкой аудитории, и что у него была возможность объяснить свое творчество, чтобы оно стало понятным. Но он  меня не слушал. Было ужасно неприятно. После этого я даже думала закрывать программу…

Это такой человек попался…

Да, конечно, молодой, амбициозный художник…

Скорее, не очень воспитанный.

После этого случая я даже хотела пойти в Школу современного искусства, чтобы начать разбираться и не задавать глупых вопросов. Но туда брали только художников, которые хотели что-нибудь творить.

Ты считаешь современное искусство – элитарным?

Ну… понятие «элитарности» как-то слишком возвышает. Я бы сказала, что оно просто не для всех. То, что ты что-то можешь увидеть в палочке с йогуртом, еще не значит, что ты очень умный человек. Ты можешь быть просто на волне. А вот если ты не видишь ничего гениального в Шишкине или не читал Толстого – тут вопрос.

Кто из гостей тебе особенно запомнился?

Многие оказываются очень интересными собеседниками. Иногда бывает приходит гость, я — такая девочка — встречаю его, предлагаю присесть, чай, кофе. Он улыбается и говорит: «Спасибо. Извините, а с кем я буду разговаривать». Я отвечаю: «Ну со мной!». Наверное, он хотел бы видеть солидного пожившего дядю-эксперта, а тут я. Несостыковочка. Но в конце программы обычно все благодарят и остаются довольными. Думаю, потому что даю возможность им говорить. Например, был у меня однажды Анатолий Прохоров, создатель «Смешариков», так ему можно вообще задать один вопрос и он будет говорить всю программу. Мне важно, чтобы человек, который гораздо умнее и опытнее меня, смог рассказать о себе. Многие гости меняют меня, дают мне что-то ценное в жизни.

Тот же Анатолий Прохоров сказал в программе, что ребенок должен взрослеть в 5-6 лет. Я его спросила, не рано ли, а он ответил: «Если ребенок повзрослеет в 5-6 лет, то  сможет сохранить это состояние детства на всю жизнь». Мне кажется, это гениально.

Ты считаешь, что твоя программа – это определенная вершина в твоей карьере?

Я не считаю ее вершиной, потому что я не считаю, что это пример того, какой должна быть авторская программа. Там много минусов и есть над чем работать.

Как ты думаешь, радио умирает?

Радио, как форма общения, диалога, фоновое прослушивание, мне кажется, оно будет всегда и, скорее всего, в интернете. Но я не уверена насчет радио как канала передачи информации. Возможно, оно исчезнет. Другой вопрос, что наше русское разговорное радио должно выходить на новый уровень.  Не хочется обсуждать темы, которые можно обсудить на кухне. Хотя именно такие истории наиболее популярны у слушателей.

То есть аудитория не готова к другому формату?

Как сказать… есть два подхода к медиа: первый — когда аудитория диктует свои предпочтения, и СМИ под них подстраиваются,  и второй — пример Гостелерадио, когда оно диктовало, что слушать и смотреть, несло просветительскую функцию… Сейчас все ругаются на телевидение. Но продюсеры говорят, что поставь они более интеллектуальные программы, или документальные фильмы в эфир, зрители убегут смотреть «Каникулы в Мексике», у которых и так рейтинги зашкаливают. Так и с радио…

Ты сама слушаешь радио?

Очень редко. Не хватает времени. Машины у меня нет, а специально дома не слушаю, только если очень интересная программа.

Валя, нам интересно твое мнение, как человека работающего на радио, по поводу недавнего скандала на МАЯКе (4 октября в эфире «Программы П», в рубрике «Болячки» ведущие — Виктория Колосова и Алексей Веселкин, а также их коллега за пультом и приглашенный в качестве эксперта доктор по имени Давид обсуждали муковисцидоз, причем ведущие в ходе обсуждения агрессивно шутили над больными — прим.)

У меня на эту тему даже нет никакой позиции. Так как я сама работаю в эфире, я понимаю, что есть человеческий фактор. На него можно списывать некоторые вещи. Я тоже могу сказать какой-нибудь бред в эфире. Но этот случай я не могу оправдать никак. Я даже не могу понять, как это произошло. Это ужасно.

Расскажи про Валю-актрису…

Я с детства хотела быть актрисой. В школе мне всегда говорили, что хорошо получается, много выступала на сцене. И я сама поверила, что актерство – это мое призвание. После школы пошла поступать в несколько театральных ВУЗов. Без подготовки. Думала и так сойдет (смеется). А там  увидела тысячи людей! Таких ярких, таких красивых, таких талантливых! У меня просто дар речи пропал, и я почувствовала себя очень неуверенно, зажалась и естественно никуда не поступила. Особенно смешная история была во МХАТе. Там же нужны типичные русские женщины, чтобы играть в чеховских пьесах, высокие и с длинной белой косой. Понятно, что я совершенно не подхожу под этот формат. Да еще во время прослушивания зачем-то сняла каблуки и стала совсем маленькой. В общем, не прошла.

Валя, но у тебя же довольно яркая внешность. Мне всегда казалось, что именно таких, неординарных, интересных и ценят. Разве не так?

Для актрисы, так же как и для модели, не нужно быть очень яркой. У тебя должно быть лицо,  которое может меняться. А моя внешность…ну… мягко говоря, не трансформер, и не подходит для, того чтобы играть и прислужницу, и романтическую  героиню. Поэтому мне всегда дают характерные, темпераментные роли. Цыганку очень любят, например. Хотя я бы хотела сыграть что-нибудь милое и лирическое.

Знаешь, но это проблема и многих уже состоявшихся актеров.

Да, я согласна.

Где ты сейчас играешь?

Я играю в театре МОСТ, нам 2 года назад дали новое здание на Большой Садовой.  А попала я туда очень просто. В одной детской газете, куда я писала материалы перед поступлением на журфак,  увидела объявление, что театр МОСТ набирает ребят в учебную группу. Поняла, что это хорошая возможность. Пришла туда, прошла отбор. И меня стали вводить в спектакли.

А сейчас ты не хочешь еще раз поступать в театральный?

Нет. Мне кажется, моя жизнь сейчас гораздо интереснее, чем могла быть, если бы я была актрисой. Потому что актер – это очень зависимая профессия, и ты ничего не можешь делать кроме того, чтобы быть актрисой. А мне нравится, что я развиваюсь разнопланово.

Расскажи о своих ролях в театре МОСТ?

У нас был спектакль «Счастливый неудачник», его поставил художественный руководитель театра Евгений Славутин.  Там у меня была маленькая роль тети Нюты. Я выходила и говорила фразу «Мальчика надо поить теплым, кипяченным молоком на случай выявления у него сотрясения мозга». Были еще подобные роли. И все было, конечно, круто! Такое неповторимое ощущение! Мы долго репетировали, ездили на гастроли в Испанию, Латвию, Литву. Потом режиссер Георгий Долмазян начал работать над спектаклем «Иллюзион» и как-то случайно предложил мне одну из главных ролей – эмигрантки из Болгарии. Мне очень понравилась она – получилось такое возвращение к корням что ли.

фотография с сайта театра МОСТ

 

Тебе помогают твои болгарские корни?

Не могу сказать, что помогают. Я просто очень люблю Болгарию. Чувствую себя болгаркой, хотя менталитет-то у меня русский. Когда приезжаю в Болгарию, я готова целовать там каждый камушек. Очень люблю свою болгарскую бабушку. Иногда  жалею, что не живу там, хотя понимаю, что заниматься всем тем, чем я занимаюсь здесь, я там не могла бы. В Москве больше возможностей. Здесь ты можешь делать, что хочешь. Я считаю себя счастливчиком, потому что получаю деньги за то, что я люблю. У меня нет негатива при мыслях о работе.

У тебя есть роль-мечты, которую ты бы хотел сыграть?

Наш режиссер как-то мне сказал: «Валя, ты понимаешь, что у тебя природа Гурченко, а ты постоянно хочешь играть как Купченко». Моя роль-мечты – это лирическая героиня, которая вся такая красивая что-то там переживает… Но пока во мне ее не видят.

Хочется обсудить с тобой еще один актуальный вопрос — как ты относишься к истории с театром им. Гоголя? (В августе художественным руководителем театра им. Гоголя назначили режиссера Кирилла Серебренникова. С этим назначением не согласились актеры театра, заявив, что новый худрук хочет уничтожить репертуарный театр и уволить артистов — прим.)

Когда я впервые прочитала эту новость, я подумала: «Какой ужас! Где же справедливость! Актеров хотят выкинуть на улицу!». А потом когда я посетила пару пресс-конференция с Капковым и Серебренниковым я поменяла свое мнение. На этот театр выделялось столько же денег, сколько на театр им. Вахтангова. А это приличные суммы. Но театр Вахтангова считается одним из самых успешных по всей России, а в театре Гоголя всего 30% занятости мест. Это информация с пресс-конференций. Мне нравится Сергей Капков. Очень вменяемый, умный человек, всегда и на все откликается и у него не стереотипное мышление для чиновника. Он такой «чиновник нового плана», поэтому, мне кажется, его решение обоснованное и правильное. То, что говорит Серебренников о театре, – очень близко и моим мыслям. Он считает, что театр должен быть актуальным, откликаться на современные проблемы и быть интересным зрителю. К тому же должен быть постоянный кастинг актеров, что актеры должны доказывать свою состоятельность, а не просиживать сто лет в одном театре и получать свою ставку за плохую игру.  Это правильные мысли. И мне понравилась его концепция — то, что он хочет сделать с театром. Другой вопрос, что можно было бы сделать эту смену руководства более подготовленной что ли… Но это уже не мне судить.

А как ты справляешь со стрессом? Ведь при твоей занятости, усталость и стресс, наверно, преследуют тебя.

Год назад со мной случился срыв. Тогда все навалилось: работа на радио, театр, фламенко, да еще и диплом в университете, было ужасно. Я срывалась на людей,  кричала в голос, когда ехала в лифте, очень уставала и ничего не успевала. Хорошо, что тогда все разрешилось. Но теперь я поняла, что до такого состояния доводить себя нельзя. Ничего нет важнее внутренней гармонии.

Что ты считаешь, самым важным в жизни?

Однажды, мой друг сказал мне: «Никто кроме тебя не может знать, чего ты можешь и чего ты не можешь на самом деле». Мне кажется, нужно найти то, что у тебя получается и что тебе приносит удовольствие и этим заниматься. Если ты чувствуешь, что должен это делать – делай. Но сегодня я как никогда уверена, что для женщины, какой бы успешной или неуспешной она ни была, самое важное – это любимый человек и ребенок.

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn
comments powered by HyperComments
Onnys
2012-12-15 18:02:14
Корректор вам не помешал бы. Такое интересное интервью - и такие мерзкие ошибки.
Onnys
2012-12-15 18:02:29
Корректор вам не помешал бы. Такое интересное интервью - и такие мерзкие ошибки.
Записки из «Черновика» — новая рубрика | Люди на блюде
2013-02-24 14:05:05
[...] году мы брали интервью у замечательной девушки Валентины Василевой, которая рассказала нам о своем творчестве и любимой [...]
Шоу «За Фрешем». Поможем интересному проекту! | Люди на блюде
2013-03-26 13:46:33
[...] актриса и просто прекрасная девушка Валя Васильева вместе со своим коллегой Леонидом Семёновым объявили [...]
Yana Lutchenko
2013-09-05 18:29:06
прекрасная девушка. спасибо за интервью.
Yana Lutchenko
2013-09-05 18:29:22
прекрасная девушка. спасибо за интервью.